Украинские VIP-персоны будут сидеть с комфортом

25.09.2008    

В Лукьяновском СИЗО обустроены спецкамеры повышенного комфорта для VIP-персон.

Равны ли все перед законом, выяснила "Сегодня".

Замрук Госдепартамента исполнения наказаний Украины Николай Ильтяй этот факт, правда, гордо отрицает: "Перед законом все равны! А в местах лишения свободы — тем более!" Тем не менее, в изоляторе таких камер целых восемь. "Конечно, это не комнаты с евроремонтами, — рассказал нам один из бывших заключенных Лукьяновского СИЗО Дмитрий (фамилию не называем по просьбе нашего информатора), — но камеры светлые и чистые, рассчитаны на две—три персоны, с отдельным туалетом, холодильником, часто телевизором и всякими электроприборами. Я полгода сидел в такой: ежемесячно платил за нее по $100 — адвокат перечислял деньги как благотворительную помощь для СИЗО".

После получения пропуска в СИЗО, все-таки нас пускают за металлические решетки, разделяющие свободу и следственный изолятор. Правда, прежде проводят сквозь металлоискатель, забирают паспорта и телефоны и спрашивают, не имеется ли при себе оружия. Экскурсоводом — сам начальник СИЗО Александр Балдук. "Александр Григорьевич, говорят, в камере, где сидела Юлия Владимировна, музей обустроят. Это правда?" "Я ничего об этом не знаю..., — улыбнулся г-н Балдук, — А вот и эта камера".

Мы подошли к двери номер 242, первой от входа в корпус. Там сейчас сидят две девушки, но кровати три. Когда-то Юлия Владимировна полтора месяца ожидала тут приговора в гордом одиночестве (ее обвиняли в даче взятки бывшему премьеру Лазаренко, контрабанде российского газа, подлоге и уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах в годы ее руководства корпорацией "Единые энергетические системы"). Должна признаться, эта камера совсем не похожа на тюремную берлогу из фильмов или рассказов. Она скорее напоминает малометражную комнату: у бело-голубых стен две кровати с расшитыми подушками и покрывалами, на окне — занавески, подоконник заставлен цветами, под ним — столик со скатертью, на стене — икона, на тумбе — телевизор. Уборная находится здесь же, но отгорожена высокими стенами — ее никак не назовешь тюремным нужником. Для сравнения мы посетили еще несколько камер в женском корпусе. Во всех них были оборудованы отделенные кабинки-уборные, но в каждой комнатушке обитало по три и больше подследственных. Да и условия менее комфортные: без рюшек, цветов и удобных кроватей. Выйдя из места заточения г-жи Тимошенко, мы направились в мед-корпус СИЗО. Именно тут когда-то ожидал приговора экс-министр транспорта Рудьковский, обвиняемый в незаконном использовании почти 400 тыс. грн. бюджетных средств.

Камера, где находился Николай Рудьковский, называется "Палата 259". Мы оказались в светлом, покрашенном светло-зеленой краской помещении, где повторялись удобства премьерской камеры. Вдобавок здесь установлен холодильник и электрочайник. Да, удивило еще и то, что при плюс девяти на улице, в медкорпусе тепло. Неужели отопление включили? Начальник улыбнулся: "Это мы в пяти камерах евроокна установили на деньги из благотворительной помощи". Выходит, помощь все же есть... Бывший сокамерник Рудьковского излишне разговорчив не был. Рассказал нам только лишь, что политик "за руку не здоровался, но "доброе утро" говорил. Тюремную еду экс-министр транспорта никогда не ел, питался кашками и супами быстрого приготовления, переданными со свободы".

"Вы продаете возможность поселится в более комфортной камере? — без обиняков спросили мы у Александра Балдука". "Я об этом ничего не знаю... Конечно, могут быть сотрудники, которые взятки берут, от этого никто не застрахован, — сетовал начальник СИЗО". На вопрос: откуда же рюшики и цветочки в отдельных камерах, если "перед законом все равны" в СИЗО поясняют просто — мол, всю эту красоту обустраивают по доброй воле те, кто там когда-либо сидел. Кого устраивало как есть, то так и осталось.

Мы спросили Александра Балдука о слухах, которые когда-то ходили по интернету, дескать, Юлия Владимировна, выйдя из-за решетки, подарила СИЗО 20 телевизоров. Он заявил, что все это неправда, и добавил, что Рудьковский тоже не счел нужным делать подарки или жертвовать деньги Изолятору. Зато г-н Колесников, который тут тоже когда-то сидел, уже после своего освобождения, подарил СИЗО автомобиль для хознужд.

Также Александр Балдук рассказал, что "в прошлом месяце Лукьяновское СИЗО потратило 2 тысячи гривен только на объявления "Приглашаем на работу"! Но никто не хочет идти сюда работать. И понятно почему — кому захочется вкалывать за мизерную зарплату. Ведь на сегодняшний день наш прапорщик получает каких-то 1200 гривен. За эти гроши не выживешь. Всего сотрудников в СИЗО сегодня — 59. Это пол смены! Поэтому, я не удивлюсь, что кто-то из работающих здесь берет взятки за улучшенный комфорт в камере".

Нам удалось попасть и на СИЗОшный обед. Чествовали гороховым супом, кашей ячневой с жареной рыбой и свежими помидорами. Начальник Балдук даже снял пробу: скушал рыбку — и повел нас в цех, где заключенные сами пекут хлеб. "Каждый день мы печем порядка полутора тонн хлеба, — хвастался Александр Григорьевич, — у нас ведь 3080 человек сидит, а СИЗО рассчитано на 2450. Намного дешевле самим хлеб печь, нежели покупать".

Здешний хлеб попробовали и мы — надо признаться, он даже вкуснее чем из супермаркета.

Источник: «Обозреватель»




Похожие статьи


Разделы